ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ ЗВЕРЕВ

(1881-1937 гг.)

Александр Зверев родился 8 августа 1881 года в селе Фаустово Бронницкого уезда Михалевской волости Московской губернии в благочестивой семъе священника Александра Григорьевича Зверева и его жены Анастасии Ивановны, в девичестве Грековой, происходившей из священнической семьи. В тот же день он был крещен в Троицкой церкви села Фаустово священником Феодором Бажановым, он же и был крестным, а крестной была дочь священника Любовь Петровна Магницкая. Кроме сына Александра, в семье были еще четыре старших дочери: Анна, Любовь, Мария и Людмила. Священник Александр Григорьевич Зверев, настоятель Троицкой церкви с. Фаустова, священствовал 48 лет в этой церкви и был похоронен у её алтаря. Кроме того священник Александр Григорьевич был директором одноклассной школы в с.Фаустово.

Троицкая церковь относилась к Краснохолмской Соловецкой пустыни известной с середины ХУП века, построенной тщанием царя Алексея Михайловича и упраздненной в 1764 году.

Дед - священник Григорий Афанасьевич Зверев был женат на дочери свя­щенника Троицкой церкви Сергея Филиппова Елизавете и служил в этой церкви с 1830 года. Дедушка, о.Григорий занимался воспитанием внука Саши, приучая его внимательно слушать Апостол и Евангелие во время обедни, а дома пересказывать дедушке содержание того, что он слышал.

Дети священника Александра Григорьевича Зверева учились в Москве. Александр Александрович Зверев в 1897 г. окончил Московское Донское духовное училище, а в 1903 г. - Московскую Духовную семинарию по I ра­зряду с аттестацией «доброй и нравственной настроенности, характера уживчего, к поступлению в Академию вполне благонадежен», но поступил он в Академию только в 1905 г. (Поступал в МДА в 1904 г., но не был принят из-за недостатка мест). С октября 1904 г. до января 1906 г. он был надзирателем в Московской Духовной семинарии. В 1909 г. Александр окончил курс Московской Духовной Академии со степенью кандидата богословия. Его кандидатское сочинение называлось: «Современные светские религиозные мыслители и их значение для пастыря - наставника». Студенты Академии его очень любили и звали его «милый Сашуха». По окончании Академии он поступил на должность помощника инспектора Вифанской семинарии.    

В эти же годы Александр Зверев становится духовным сыном старца Смоленской Зосимовой пустыни иеромонаха Алексия /Соловьева/; он так вспоминал об этом: "...что он, когда был юношей искал в жизни христианский идеал и нигде не находил, пока не встретил старца". I июля 1910 г.

Александр со своей невестой Марией Алексеевной Лебедевой, дочерью настоятеля Московской Никольской церкви, что в Звонарях на Рождественке были у затворника Зосимовой пустыни старца Алексия, который их бла­гословил на новую жизнь иконою Смоленской Божией Матери со словами: "Любите друг друга и своею любовью восполняйте один душу другого. Храни Вас Господь искать где-либо на стороне, а не в семейном очаге спокойствия своей души". /Сохранилась эта икона, подаренная св. прав. Алексием Зосимовским, на обороте которой рукой о. Александра Зверева написаны эти слова./ 5 июля 1910 г. Александр повенчался с Марией Алексеевной Лебедевой.

В сентябре 1912 г. Александр Зверев стал преподавать словесность и историю русской литературы в Вифанской семинарии, совмещяя свою рабо­ту с должностью классного воспитателя.

16 февраля 1913 г. Александр Александрович Зверев был рукоположен во священника и тогда же награжден набедренником.

Семья батюшки переживала самые счастливые дни, 7 июня 1912 г. у них родился первенец - Серафим. Шесть лет они прожили в четырех километ­рах от Сергиева Посада в Вифании, где "у цепи озер, с отражающимся в них лесистым берегом, находилась Вифанская семинария". Когда сын был совсем маленьким мать рисовала ему "небольшие сценки на темы рус­ских сказок. Она не была художником-профессионалом, хотя и училась в Строгановском училище, но в свободное от работы время любила писать этюды с натуры. Первое знакомство с искусством пришло...от матери." Отец Александр рассказывал сыну "о силе и славе Русской земли, о вели­ких подвигах народа, защищавшего её от врагов". 

Летом 1913 г. о. Александр был назначен членом секретарем строитель­ной комиссии по ремонту зданий Вифанской семинарии. Ремонт и переуст­ройство семинарии был успешно завершен. Как преподаватель о.Александр прививал своим ученикам любовь к русской литературе, он блистательно читал свои лекции. Так, например, о.Александр на своей лекции о творчестве А.С. Пушкина говорил о том, что Пушкин сумел раскрыть в русской литературе удивительное свойство русского духа: «героизм в отсутствии героизма». Это было любимое выражение батюшки; это был критерий оценки многих поступков человеческих Во внеклассное время о.Александр устраивал чтения, написанных учащимися рефератов. "Дело школьного воспитательства у о. Александра Зверева превратилось в дело чисто пастырского попечения и забот о вверенных его руководству воспитанниках. Уделяя много времени их ум­ственному развитию, он главные усилия, и к тому же весьма успешные направляет к созиданию в них христианского характера и преданности церкви".

В мае 1917 г. умер двухмесячный младенец Сергий, его смерть матуш­ка очень тяжело переживала. Вскоре семья навсегда покинула Вифанию и переселилась в Москву в Звонарский переулок, где матушка прожива­ла прежде с родителями, и где теперь жили её братья со своими семья­ми. В 1918 г. в начале учебного года о. Александр Зверев был назначен помощником начальника Пастырско-Богословских курсов Московской Епархии. Назначение было сделано на заседании соединенного присутствия Святейшим Патриархом Тихоном, Священным Синодом и Высшим Церковным Советом Православной Русской церкви. Начальником Пастырско-Богословских курсов был о. Иоанн Восторгов, казненный 26 августа/ 5 сентября 1918 г. Эти курсы были созданы по благословению Митрополита Москов­ского Владимира /Богоявленского/. После смерти о. Иоанна Восторгова о. Александр Зверев сначала исполнял обязанности помощника начальника, а затем стал и.о. начальника Пастырско-Богословских курсов. 12/25 февраля 1919 г. указом Высокопреосвященного Иоасафа /Калистова/ о. Александр Зверев был назначен настоятелем Московской Николаевской, что в Звонарях, церкви. В 1921/22 гг. он с перечисленными обязанно­стями совмещал преподавательскую деятельность на Пастырско- Богословских курсах.

Во время гонений на Русскую Православную Церковь в 1922 г., связанных с изъятием церковных ценностей, в июле того же года в доме № 9 по Звонарскому переулку, где жил о. Александр с семьей, был произведен обыск. Сам о. Александр Зверев был арестован. В ноябре 1922 г. он, выступая на открытом судебном процессе "об изъятии церковных ценностей", виновным себя не признал и сказал, что "изъятие в храме про­шло спокойно". Несмотря на это он был осужден по ст. 119, получил 3 года, сокращенные по амнистии до I года, и уже в марте 1923 г. был освобожден. В феврале 1923 г. у о. Александра родилась дочь Ариадна и матушка Мария Алексеевна отнесла малютку в тюрьму на свидание с отцом.

Последующие 10 лет /с 1923 по 1933 гг./ о. Александр Зверев продолжал служить в Никольской церкви в Звонарях.

21-22 сентября 1928 г. о. Александр участвовал в отпевании и похоронах своего духовного отца  - иеросхимонаха Алексия, старца Смоленской Зосимовой пустыни. Характеризуя старца, о.Александр Зверев привел слова из послания св. ап. Павла к Тим. /2, 1/: "Не дал нам Бог духа боязни, но силы и любви и целомудрия."

В 1929 г. о. Александр Зверев был награжден митрой.

В 30-е годы о. Александр был назначен благочинным Сретенского сорок

В эти же годы он был духовником Заместителя патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия  /Страгородокого/.

Обладая даром слова, воспитанный таким замечательным наставником, каким был о.Алексей Зосимовский, о.Александр последовательно и сознательно вел своих духовных чад по пути постоянного внутреннего внимания и молитвы. Имея дар исключительной мудрости в воспитании пасомых, он умел коснуться любой, самой ожесточившейся души, поднять из глубин падения, спасти от гибели отчаявшихся. Сам о. Александр удивительно благоговейно, просто и смиренно молился, но поражало всегда одно ощущение: живого предстояния Богу, Которому со всей полнотой любви и преданности он приносил прошения о всех предстоящих и молящихся в храме. Все люди, которые стояли в храме, были ему необычайно дороги, буквально каждый. Это ощущение постоянного предстояния и непосредственного обращения ко Господу «за всех и за вся» поражало своей необычностью и вместе с тем полной простотой. Начиная с первой недели Великого поста о. Александр учил говеющих  молитве Иисусовой, для чего после вечерних служб все молящиеся вместе совершали 50 молитв Иисусовых с поклонами. Всей своей пастве он дал такое правило:" 40 раз прочесть молитву Иисусову, 20 раз прочесть" Пресвятая Богородица, спаси нас!" и 10 раз "Все святые, молите Бога о нас!" Читать это правило он просил утром и вечером.

В слове к исповедующимся, произносимом после обычных молитв перед исповедью, о.Александр говорил, разъясняя недопустимость согрешений, не дающих "войти в радость Господа", о необходимости усердного покаяния и решимости в кающихся противостоять и бороться с согреше­ниями, просил стоящих на исповеди повторять вслух: "блудники и прелюбодеи Царства Божия не наследуют". "Блюдите себя, вот я сказал вам", - умоляюще и проникновенно /без всякой внешней аффектации/ произносил о. Александр. Всё то трудное время /с 1919 г. по осень 1937 г./ его московские духовные чада нуждались в непрерывной поддержке: не убо­яться, выстоять в исповедании веры не ослабевать в борьбе со страс­тями. На исповедь приходили как на полное откровение помыслов, чувств и дел. Можно было в любое время придти в храм и сказать о бедах, нуждах, борении. Если о. Александра не было в храме, то любой человек переходил через дорогу, звонил и попадал в небольшую комнату, семья ютилась в большой тесноте, но чувство юмора, благодушия и крайняя внимательность к нуждам приходящих делали такие посещения праздником для его духовных детей.  В семье его сестры (Любови Александровны) всегда говорили, что у Зверевых в день именин батюшки «дверь на петлях не держится», так много приходили народу, так его все любили. Его племянницы, дети о.Иоанна Березкина, второго священника Никольской церкви в Звонарях тоже были духовными детьми о.Александра Зверева. Он их учил, что, когда есть возможность, надо зайти в храм на 2-3 минуты, чтобы стрясти с себя мирскую суету (племянницы были студентками).

Особенностью о. Александра было всемерное привлечение молящихся к участию в богослужении. Кроме общенародного пения молитв литургии /"Верую" и "Отче наш"/, на вечернем богослужении всеми молящимися повторялись "Трисвятое" по "Отче наш" после "Ныне отпущаеши" перед пением тропаря. Например, на Пасхальной литургии, когда хор пел часы,  о. Александр выходил со служебной заздравной просфорой и, вынимая частицы, просил всех молящихся поминать за здравие своих близких.

13 февраля 1933 г. под Трифона мученика батюшку арестовали. Всю ночь длился обыск, перевернули все буквально, до потолка лежали всюду книги, бумаги, вываленные из шкафов. На постели лежали матушка с дочкой, обнявшись, и, чтобы не слышали соседи, закрывали друг другу рты, чтобы не рыдать вслух. Батюшку поместили в Бутырскую тюрьму. Матушка была очень болезненная женщина и тяжело переживала батюш­кин арест. Духовные чада чем могли помогали ей: занимали очередь в Бутырках, приносили продукты, тогда было очень голодно, подменяли матушку в очереди в тюрьму. Матушке было отказано в московской прописке, её лишили карточек, ей пришлось вначале жить у духовных чад, о. Александра, дочку она отдала на время родственникам. Сын Серафим жил у братьев художников Кориных на Арбате в мастерских.

О. Александра Зверева судили по ст. 58-10 УК РСФСР и осудили на 3 года ссылки в Севкрай, в г.Каргополь. Выпустили батюшку в Великий Четверг, разрешили служить до Великой Субботы, на Пасху ему не разрешили оставаться в Москве, он должен был уехать. В тот год Благовещение приходилось на Великую Субботу, это был храмовый праздник. О. Александр исповедывал своих духовных чад и днем, и ночью. Прощание и последние советы остались в памяти у большинства его пасомых и принесли свои плоды в дальнейшем. В Великую Субботу батюшка похристосовался со всеми, его проводили на вокзал, и он уехал в ссылку. В Каргополь батюшку сопровождала Елизавета Сергеевна Лебедева   /жена брата матушки/.

Матушка немного жила в Фаустове у родных батюшки, а потом переехала в стоверстную зону в Егорьевск. Летом 1933 г. власти разрешили жене и дочери побывать в Каргополе, осенью 1933 г. к нему приезжал сын, художник. Он писал там этюды, на озере Лача и реке Онеге. Серафим Александрович проводил много времени с отцом, много молился и чрезвычайно утешал батюшку. Долго батюшка жил один, очень скучал о семье и детях. В ссылке батюшка плотничал, чинил забор дома, где жил еще один ссыльный батюшка с женой. У него было несколько своих гряд, он в свободное время читал книги по огородничеству и пчеловодству. Осенью ходил собирать грибы и сам солил их на зиму.

Батюшку в ссылке не оставляли его духовные чада: они навещали его, привозили посылки с продуктами. 0. Александр поддерживал своих духовных чад, утешал их и, когда они его навещали, шутил: " Могучая грудь сынов севера не боится морозов и бурь!" Из ссылки батюшка присылал им выписки из св. отцов, подвижников благочестия, чьи поучения и молитвы о внутреннем внимании казались ему необходимыми именно для этих его духовных чад. В ссылке о.Александр, читая Евангелие, делал пометки на полях: «Не чудеса, а добрая жизнь вводит в Царствие Небесное. Деяние есть дело собственного усердия, а их же есть дар Божественной благодати; деяние  плод человеческих трудов, а чудеса дар Божественного дарования. Деяние сложится из нашего произволения и Божественной благодати». (Эти заметки предваряют «Деяния апостолов»). Но о.Александр не служил Литургии в ссылке, т.к. в Каргополе не было вина для ее совершения.

В Каргополе о. Александр работал при больнице, пилил и раскатывал дрова, кроме того молотил ячмень и горох, набивал силосную яму, работал и на других тяжелых работах. Срок батюшка отбыл летом 1936 г., в это время вернуться из ссылки можно было только на 101 км. от Москвы, и то при условии, что батюшку возьмут "на поруки". Что было сделано Елизаветой Сергеевной Лебедевой и его духовной дочерью О.И.Подобедовой.

С августа 1936 г. по сентябрь 1937 г. о. Александр Зверев вместе с женой Марией Алексеевной проживал в с.Возмище Волоколамского района Московской области и служил священником в церкви Рождества Богородцы на Возмище. Кое-кто из московских духовных детей смог побывать у о. Александра, исповедаться, получить наставления. Без всякой горечи, с глубокой верой, сосредоточенно и молитвенно наставлял он своих пасомых, "с крайним благоговением и той мерой преданности в волю Божию, какие трудно передать словами".

Свое благоговейное служение перед престолом Господним он закончил осенью 1937 г. С группой ссыльных монахинь из соседнего села и со священниками Павлом Андреевым и Димитрием Розановым о. Александр 3верев был по доносу арестован 22 сентября 1937 г. Сначала он содержался в тюрьме г. Волоколамска, а затем был переведен в Москву. Судила его тройка" при УНКВД СССР по Московской области, он был обвинен в антисоветской агитации против проводимых кампаний на селе, контрреволюционной гнусной клевете против Сов. власти, церковной агитации. Виновным себя не признал. 0. Александр Зверев был приговорен к расстрелу.

16 ноября 1937 г. приговор был приведен в исполнение. 0. Александр был расстрелян на Бутовском полигоне, где был и захоронен.

Родным было объявлено, что батюшка осужден на 10 лет без права пере писки, и матушка Мария Алексеевна до самой смерти /15 апреля 1951 г./ была уверена, что батюшка жив и находится в лагере. В 1958 г., о. Александр Зверев был посмертно реабилитирован. Его дети не подавали прошения на пересмотр дела и просьбу о реабилитаций, они считали своего отца мучеником за веру, святым, бережно сохраняли вещи о. Александра: наперсный' крест., напестольное Евангелие., маленькое Евангелие с его пометками на полях, письма из ссылки, семейные иконы, многочисленные фотографии, батюш­кино кресло, в котором сиживали три патриарха /Тихон, Сергий и Пи­мен/. В личном архиве С.А.Зверева сохранилось некое письмо, в кото­ром говорилось, что о. Александр /дядя Саша/ умер в 1989 г. в Буринских лагерях П отделения, около г.Свободного, станция Известковая.

Библиография    

Бутовский полигон 1937-1938,.. Книга памяти жертв политических репрессий. В.11,М.1998,с.167.

Дубинский А.Ю. Московская Духовная семинария. Алфавитный список выпускников 1901-1917 годов. М.1998, с.30.

Голубцов С.А. Московское духовенство в преддверии и начале гонений 1917-1922 гг. М.1999, с.161.                                                                                                                            

Житие свящмуч. Сергия Кедрова /1880-1937/. Машинопись.

Серафим Александрович Зверев. Каталог выставки.М.1985.

Памятники архитектуры Московской области. В.1, М. 1998, с.48-49, 114-116.

Подобедова О.И. Воспоминания духовной дочери о. Александра Зверева. Рукопись.

Подобедова О.И. Восстановление справедливости. "Татьянин день", №4, сентябрь 1995.

Подобедова О.И. "Избавить Вас от тяжкого греха…" "Слово", №1-2,1995

Подобедова О.И. Из истории ближайших лет существования и деятельности Русской Православной Церкви. Наставники и исповедники-мученики. Рукопись.

Четверухина Е. Старец отец Алексий. Иеромонах Смоленской Зосимовой пустыни. Рукопись. М. 1938, с.79.

ГАРФ. Ф.10035, Д.41848,             

РГИА. Ф.831, оп.1, д.233, л.261-264.

ЦИАМ. Ф.427,оп.1, д.4396, 4118; Ф.229,оп.4, д.1377.    

Поминание с молитвами, с объяснением о поминовении живых и умерших. М.1880. /Принадлежит вдове свящ. Марии Григорьевне Г-же Никольской, сестре о. Александра Григорьевича Зверева/.

Фотографии получены у наследников.         

Возврат в начало